Торговля Сирии

Торговля Сирии

     Наиболее динамично и успешно происходило проникновение иностранного капитала в торговлю Сирии.

     Попытки активного освоения сирийских, пока еще прибрежных, рынков относились ко второй половине XVIII в., но кардинальные изменения в характере и масштабах торговых сделок произошли в 20—30-х годах XIX в. В это время, как заметил французский исследователь Д. Шевалье, в связи с утверждением в мировой экономической практике принципов свободной торговли неустойчивую, до известной степени случайную торговую прибыль, возникавшую в эпоху меркантилизма благодаря игре на разнице цен в местах производства и продажи товара, вытесняет устойчивая прибыль, порожденная массовостью фабричного товара при его относительно невысокой цене. Между 1825 и 1841 гг. стоимостной объем ввоза товаров в Бейрут вырос в 4 раза. В последующие десятилетия развитие внешней торговли обрело более медленные темпы, о чем свидетельствуют приводимые ниже данные (в тыс. франков):

Год                               Экспорт     Импорт

1841                                     15,4        19,7

1850                                     18,0        24,9

1862                                     31,3        46,5

1890                                     18,7        65,2

1897                                     26,2        40,0

1907                                     22,6        37,3

1910                                     20,7        54,3

     Таким образом, в рассматриваемый период торговля Бейрута удвоилась (импорт возрос в 2,7, а экспорт — в 1,3 раза). Б. Лабаки полагает, что внешнеторговый оборот Сирии в целом увеличился больше — приблизительно в 2,5, а импорт даже в 4,8 раза22. Для того чтобы получить более точное представление об изменении емкости сирийского рынка за 1841 —1910 гг., следует сопоставить приведенные выше данные с ростом населения страны. Известно, что между этими годами население Сирии увеличилось с 1800 тыс. до 3500—4000 тыс. Рост же городского населения, являвшегося основным покупателем ввозных товаров, даже опережал увеличение импорта в Сирию: число жителей увеличилось с 300 тыс. до 1500 тыс., т. е. в 5 раз. Иными словами, заметного изменения емкости рынка на ввозные товары в силу роста городского населения не произошло. Это дает основание более скромно оценивать итоги европейской торговой экспансии в Сирию в XIX—начале XX в., чем отмечается в литературе.

     Удельный вес европейских держав во внешнеторговом обороте Сирии между 1833 и 1910 гг. вырос незначительно — с 62,7 до 71%, однако это следует объяснить изначально высокой их долей. На протяжении всего этого времени Англия устойчиво сохраняла первое место во внешней торговле Сирии, ей принадлежала четверть всего оборота. Между тем как удельный вес Франции, делившей в 1833 г. второе место с Египтом (доля каждой страны составляла 19,5%), снизился до 17,9% Франция уступила свое место Турции (18,4%), Египет же отступил на четвертое место (10%).

     Эти данные позволяют заключить, что за рассматриваемое время серьезные испытания претерпели межрегиональные торговые связи, осуществлявшиеся в пределах Османской империи. Заметно уменьшился оборот с Египтом, попавшим в сферу английского влияния. Однако торговые связи с Турцией сохранили свое значение, они даже выросли в абсолютных и относительных показателях (доля Турции в сирийском экспорте увеличилась с 20,8 до 22,7% ). На деле для Сирии роль турецкого рынка была еще больше, так как имеющиеся в распоряжении исследователей данные не содержат сведений о сухопутных торговых отношениях.

image
Старинный центр Ханоя